Убийство по расчёту

Элисон и Стивен Годфри поженились 16 мая 2019 года, спустя всего пару месяцев непродолжительных, но бурных свиданий. В этой спешке не было ничего удивительного: они были уже не молоды, в меру богаты и каждый из них втайне планировал спустя несколько лет совместной жизни свести супруга в могилу ради его сбережений. План был безупречен и, заметим между строк, не раз опробован, однако в этот раз Элисон и Стивен, сами того не зная, совершили досадный промах.

Дело в том, что бывшая миссис Дэловер (до этого миссис Гроувер, миссис Биккерстет, миссис Фиппс и наконец мисс Траверс), была ведьмой, причем в  юности считалась довольно могущественной, и в довершении ко всему — искусной травницей и алхимиком. Тем временем мистер Годфри, который, в отличие от супруги, всегда носил одну и ту же фамилию, но разные имена, прожил всего на пару десятков лет дольше, чем Элисон — и буквально высосал всю кровь у своих первых двух жен, прежде чем перешел на более незаметные способы.

В каком-то смысле, у этой парочки было много общих интересов, чем может похвастаться не каждая супружеская пара. Но четвертый год совместной жизни постепенно подходил к концу, былая страсть сошла на нет, и Элисон и Стивен задумались о необходимости досрочного прерывания брака.

Случайно или нет, но первый этап с обеих сторон пришелся на один и тот же день в середине марта. Стивен приготовил утку с яблоками и алкалоидом тисового дерева, а Элисон купила бутылку вина, откупорила ее, добавила кониин и снова закупорила с помощью магии. За ужином они поделились друг с другом планами на грядущую неделю, мысленно посмеиваясь, чокнулись бокалами и приступили к утке.

Отрезая кусочек утки, Элисон покосилась на мужа, пригубившего вина. Ей были не опасны яды и пищевые отравления — годы изучения алхимии и опыты на себе сделали ее невосприимчивой к ним. Оставалось только ждать, к счастью, недолго. Кониин должен быстро попасть в кровь и вызвать паралич нервных окончаний. Прошло пять минут, пятнадцать…

Стивен заново наполнил бокалы. Элисон съела крылышко и теперь вяло ковырялась в ножке, поглядывая то на Стивена, то на бутылку вина. Он знал симптомы, последующие за отравлением: слабость, тошнота, судороги… летальный исход мог наступить от первого часа до конца первых суток, но Стивен был не против подождать.

— Еще вина?

— Пожалуй, с меня сегодня хватит. А ты допивай. Жалко оставлять, —  сказала Элисон. Она уже думала, что из имущества супруга оставит себе, а что продаст за ненадобностью. Ей всегда нравился стол из красного дерева в его кабинете, а вот от «Камаро» 1973 года она избавится при первой же возможности.

После ужина они переместились в гостиную. Элисон читала что-то на планшете, пока Стивен скользил взглядом по строчкам бумажной книги. Сосредоточиться на чтении не удавалось. Краем глаза он видел, что жена то и дело на него посматривает.

— Все хорошо? — спросил он.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

От удивления он чуть было не выронил книгу. Это был именно тот вопрос, который он собирался задать Элисон.

— Да, а что?

— Здесь пишут, в штате увеличилось количество заболевших корью.

— Какая жалость. Но я чувствую себя превосходно. А ты?

— Тоже.

Они просидели в гостиной до двенадцати — намного дольше, чем обычно, после чего решили ложиться.

— Люблю тебя, — почти искренне сказал Стивен, целуя жену и уже представляя, на что потратит ее состояние.

— И я тебя, — автоматически ответила Элисон.

Она ничего не понимала. Стивен уже должен был быть мертв, при очень хорошем везении — парализован. Неужели яд как-то испортился за те десятилетия, что им не пользовались? Или она перепутала склянки? Быть того не может. За четыре мужа не было ни одной осечки. Тогда в чем дело?

Мистер Годфри, выбравший более терпеливый яд, стал задаваться этим вопросом только вечером следующего дня. До этого он работал с тисовым деревом только однажды, и, похоже, смена метода сыграла с ним злую шутку.

Следующую попытку Стивен совершил только через неделю. Резко похолодало, и мистер Годфри воспользовался испортившейся погодой для постановки несчастного случая. Вернувшаяся с посиделок с подругами миссис Годфри, как всегда, поднималась на крыльцо, отыскивая в сумочке ключи, и совершенно не глядела себе под ноги. Поскользнувшись на корке льда, возникшей на ступеньке благодаря «случайно» пролитой минералке, Элисон взмахнула руками и полетела назад. Будь на ее месте обычная женщина, все закончилось бы сломанной шеей или позвоночником, но миссис Годфри всё-таки была ведьмой, поэтому ей удалось устоять на ногах с помощью магии.

Трудно сказать, заподозрила ли она в этом происшествии злой умысел или списала все на неудачное стечение обстоятельств, но два дня спустя на этом же самом крыльце почти перед самым носом Стивена с крыши спикировали две огромные сосульки. Мужчина успел отпрыгнуть в сторону и закрыть лицо рукой, благодаря чему впоследствии ему не требовалось объяснять соседям или жене, почему у него нет крови. Элисон, которая в это время была на втором этаже и лично позаботилась о том, чтобы сосульки появились в нужном месте, а главное, не упали раньше или позже времени, оставалось только поджать губы и посетовать на свое скудное знание физики, из-за которых она, видимо, допустила ошибку в расчетах.

Затем были сломанные тормоза на «Камаро» и выведенный из строя дымоход, из-за которого в комнате стал собираться углекислый газ. Попавшая в дом ядовитая змея, оголенный провод в ванной и прогнившая ступенька лестницы. Ослепленные алчностью и убежденные в собственной неприкосновенности, Элисон и Стивен даже не задумывались о том, что сами вот-вот могут стать жертвами убийства. Череда неприятностей, обращенная в их сторону, воспринималась не иначе как продолжение черной полосы, мешающей им наконец избавиться от супруга.

 К приближающейся годовщине свадьбы мистер и миссис Годфри все еще были далеки от статуса «вдовец». Несчастные случаи перестали казаться идеальным способом решения проблемы, и на их место пришли варианты попроще.

— Я приготовила для тебя особенный подарок на нашу годовщину, — Элисон широко улыбнулась, думая о запрятанном в шкафу пистолете.

— Да брось, не стоило…  хотя я тоже кое-что для тебя запланировал, –   смущаясь, ответил Стивен. Кухонный нож это не так изящно, как клыки, но зато практично и проще объяснить.

Как удачно до их района дошла серия ограблений! Если бы не нахальные воры-домушники, миссис и мистер Годфри были бы вынуждены искать оправдания произошедшему, но что может быть проще, чем кража ценностей, вышедшая из-под контроля? Это должно было быть изящное убийство. Немного крови. Немного хаоса. И можно выбирать следующую жертву, с тяжелым кошельком и слабым сердцем.

На ужин, который должен был стать последним для них в качестве супругов, они надели свои лучшие наряды, уложили волосы и надушились. Потанцевали под Adele, чей сладкий голос лился из динамиков в стене, и долго целовались, вкладывая в этот поцелуй всю злость от прошлых неудач.

— Проверю, как там десерт, — Стивен поцеловал пальцы жены, подумав, что при инсценировке ограбления надо не забыть забрать кольцо с бриллиантом, и пошел на кухню.

Он достал припрятанный нож, который заранее заточил, и сделал вид, что проверяет духовку. Услышав шорох за спиной, Стивен бросил, не оборачиваясь:

— Кажется, почти готово.

В кухонном окне он увидел размытое отражение жены. С нечеловеческой скоростью и грацией Стивен выпрямился и развернулся к ней. Нож легко вошел в живот Элисон; мистер Годфри дернул его обратно на себя, и тот вышел из плоти с громким чавкающим звуком. На пол полилась теплая кровь.

Глаза миссис Годфри распахнулись от шока, рот приоткрылся… Выражение ее лица резко сменилось с удивления на холодную решимость. Схватившись за кухонный стол, чтобы удержаться на ногах, Элисон подняла правую руку. Раздалось три выстрела. Стивен отлетел назад и врезался в шкаф с посудой. От удара обрушились полки, и винные бокалы из хрусталя свалились на пол, превращаясь в кучки дорогих осколков. Стивену удалось устоять на ногах, что нельзя сказать о его жене, которая рухнула на колени. Она оставалась в сознании и прижимала руки к ране, стараясь остановить кровотечение. Ее била дрожь, а одежды и волосы прилипли к вспотевшему телу.

«Она стреляла в меня!» — раздраженно подумал Стивен. Его пальцы сжались на ноже. Он шагнул вперед, чтобы закончить дело, и застыл, осознав, что именно делает его жена. Элисон не просто пыталась остановить кровотечение, она останавливала его, причем весьма успешно!

Завороженный Стивен смотрел, как на кончиках пальцев Элисон пляшут зеленые огоньки. Попадая на рану, они растворяясь в ней, и кожные покровы сами начинали медленно, но верно стягиваться. Когда с самоврачеванием было покончено, Элисон поднялась на ноги, тяжело опираясь на стол, отбросила с лица мокрые волосы и мрачно посмотрела на дырочки в рубашке Стивена и на следы на стене. Пули прошли насквозь, но на его теле уже не было ни намека на смертельные раны. В его теле не было крови, которая могла бы пролиться.

— Из всех возможных вариантов я выбрала вампира, — процедила Элисон. Повернувшись к мужу спиной, будто пару минут назад он не пытался ее убить, миссис Годфри поковыляла прочь с кухни.

Стивен уставился на лужу крови на полу и на брошенный рядом дымящийся пистолет.

«Ведьма, — подумал он, чувствуя, как вскипает в нем ярость при виде разбитых бокалов. — Я умудрился жениться на ведьме.»

***

— Шесть месяцев.

— Шесть???

— Ну, может семь. Зависит от судьи.

Миссис Годфри всплеснула руками. Лицо мистера Годфри не выражало никаких эмоций, но он уже больше двух минут смотрел на мистера Янга, не моргая. Адвокат нервно сглотнул и отвел глаза.

Эта парочка пришла к нему по рекомендации бывшей миссис Родчестер, ныне снова мисс Грей. Он помнил то дело, хотя с тех пор в его кабинете побывало немало пар: супруги никак не могли поделить свое многочисленное имущество и чуть не поубивали друг друга на этом самом месте. В пылу ссоры Родчестеры наговорили много такого, о чем бы никогда не сказали при посторонних при других обстоятельствах, но мистер Янг не возражал.

 — Да что можно делать шесть месяцев? — гневно спросила миссис Годфри. У нее был богатый опыт вступления в наследство, но вот с разводом она сталкивалась впервые. — Поставьте печать, напечатайте бумажку о разводе и нажмите кнопку на компьютере. Это дело двух минут. Трех, если у вас медленный принтер.

— Боюсь, все не так просто, — мистер Янг покачал головой. —Бюрократия есть бюрократия. Вам еще повезло: у вас нет детей, вы уже решили вопрос о разделе имущества и я не нашел в вашем деле спорных моментов. В противном случае процесс затянулся бы на год.

— Полгода звучит неплохо, — вяло согласилась миссис Годфри.

— Да, но…

— А сейчас вы скажете нам, что есть одно больше «но», – со вздохом сказал мистер Годфри. Не считая приветствия в самом начале, это был первый раз, когда он решил что-то вставить в диалог между женой и адвокатом.

— Боюсь, что все именно так, — мистер Янг печально улыбнулся и сделал вид, что поправляет бумаги на столе, чтобы не смотреть на мистера Годфри. Почти полная неподвижность мужчины вселяла на адвоката нечеловеческий страх. — Я не вижу оснований для развода.

Повисла минутная тишина.

— Что-то не помню, чтобы у меня спрашивали причину вступления в брак, — сказала миссис Годфри, скрестив руки на груди. — Однако внезапно всех заинтересовало по какой причине я собираюсь развестись?

— Бюрократия, что поделать. Однако если вы можете назвать мне уважительную причину, думаю, я смогу найти способ добиться желаемого.

Мистер Годфри пожал плечами.

— Сто тысяч.

Адвокат моргнул.

— Простите?

— Мы заплатим вам сто тысяч, а вы добьетесь, чтобы судья дал добро на развод.

— «Мы заплатим»! — возмутилась миссис Годфри.

Мистер Янг пропустил ее вопль мимо ушей и покачал головой.

— Сэр, это не так работает.

— Да неужели? А мне казалось, бюрократия работает именно так.

— Вы с супругой можете придумать причину для развода. Это необязательно должна быть правда, но вы должны будете подтвердить ваши слова в суде. Подойдут слова друзей, переписка, фотографии…

Пока еще семейная чета Годфри переглянулась.

— И какие это могут причины? — спросила миссис Годфри.

Ее муж покачал головой.

— При каких причинах выше вероятность, что развод одобрят? –   поправил он вопросы жены.

— Измены, — моментально ответил адвокат. — Регулярные. Насилие и жестокое обращение. Отдельное проживание друг от друга в течение хотя бы одного года. Все три дают преимущество, но и что-то одно тоже неплохо.

Повисшее в кабинете молчание затягивалось. Мистер Янг посмотрел на часы.

— Вы подумайте об этом, — мягко сказал он, уже думая о BMW новейшей модели, которое прикупит на свою «премию» от этого бракоразводного дела. — А я пока подготовлю все бумаги и направлю прошение в суд. Назначим встречу скажем… через неделю? В пятницу?

— Мне нужно слетать в Чикаго по работе, — сказал Стивен.

Элисон посмотрела на него. Очевидно, для нее это оказалось сюрпризом.

— В Чикаго, — повторила она. — Остановишься в нашей квартире?

— Это моя квартира, дорогая. Была, есть и будет. Прошу, не забывай об этом.

«Еще одна квартира? — подумал Янг. — Да чтоб я так жил…»

— Достаточно, чтобы присутствовал хотя бы один из вас, — произнес он.

— Знаете, а я тоже не смогу через неделю, — Элисон перебросила волосы через плечо. — Совершенно забыла, что планировала слетать с сестрой на Мальдивы.

— На нашем самолете?

— На моем самолете. Ты, насколько я помню, не хотел, чтобы он был зарегистрирован на тебя.

«У них есть самолет,» — в полуобморочном состоянии подумал Янг. Он вдруг остро вспомнил о своем карточном долге. Его взгляд упал на календарь и мысленно обвел дату в этом месяце.

— Через две недели вас устроит?..

***

Элисон и Стивен Годфри молчали большую часть дороги до дома. За  рулем сидела она – женщина была не настолько глупа, доверять вести машину тому, кто мог выжить после столкновения со столбом.

Решение о разводе было принято единогласно, без предварительных обсуждений и, можно даже сказать, почти телепатически. Супруги избегали друг друга весь следующий день после неудачного покушения, обдумывая сложившуюся обстановку и возможные пути отступления. Конечно, они могли и дальше продолжить свои попытки, но было ли это целесообразно? Они умудрялись выжить из любой неприятности, даже не догадываясь, что их жизни что-то угрожает, а теперь они раскрыли свои карты, и игра стала в разы сложнее. Да и выигрыш в этом случае мог оказаться чисто формальным, если супруг написал завещание, по которому второй половинке не достается ничего.

Элисон, по крайней мере, именно так и сделала.

– Насилие, – выпалила Элисон.

Стивен оторвал взгляд от дороги.

— Что?

— Насилие кажется хорошей причиной для развода, – пояснила она, смотря исключительно на полосу перед собой. — У меня даже есть шрам, подтверждающий, что ты пытался меня убить.

— Ты тоже пыталась меня убить.

Элисон быстро взглянула на супруга.

— Как жаль, что на вампирской плоти не остается следов, — ехидно заметила она.

Стивен сжал зубы, и на его челюсти заходили желваки. Впервые Элисон видела его в состоянии, близком к гневу, и вместо страха, к своему удивлению, она ощутила азарт.

— Я могу доказать, что ты вывела из строя тормоза на «Камаро».

Элисон вздрогнула. Казалась, это было так давно, когда она пробовала убить мужа, покопавшись в его автомобиле. Она не учла утренние пробки, из-за которых Стивен ехал со скоростью пять километров в час, и его смекалку, благодаря которой он догадался сделать серию перегонов из стороны в сторону, остановив транспортное средство.

— Неужели? — холодно спросила она, судорожно гадая, в чем еще был ее прокол.

— Мой автомеханик задокументировал, что тормоза были испорчены наружным вмешательством. Он даже предлагал вызвать полицию.

— Но ты не стал, поскольку тогда ты не смог бы меня убить и получить мои деньги, – спокойно сказала Элисон после паузы.

Стивен отвернулся к окну.

— Я не думал, что это была ты.

Элисон на него оглянулась и едва не въехала в соседнюю машину. Остановившись на светофоре, она снова посмотрела на мужа, но на его лице уже не было и следа обиды, которую она услышала в его голосе.

Припарковавшись у дома, они вышли из машины и вошли внутрь. В течение последней недели, ушедшей на поиски адвокатов и сбора документов, они избегали общества друг друга, играя в своеобразные прятки в огромном особняке. Сегодня же, вместо того, чтобы разбежаться по комнатам, они остановились в холле дома, который должны были в скором времени продать, а деньги от сделки поделить.

— Измена, — сказал Стивен.

Настала очередь Элисон смотреть на супруга недоуменно.

— Что?

— Твоя измена как причина развода, — мужчина усмехнулся. — Поскольку это по очевидным причинам не может быть моя измена — да здравствует физиология вампиров, — остается твоя.

Элисон прищурилась.

— И какие предлагаешь использовать доказательства? Фото? Видео? Думаешь, я смогу это наколдовать?

— Зачем колдовать? Насколько я помню, среди ведьм распространен один эксцентричный ритуал по омолаживанию, включающий в себя двадцатилетних юношей и…

Элисон швырнула в него огненный шар, однако Стивен уже исчез, воспользовавшись вампирской скоростью, и женщина попала в свою любимую картину – «Скелеты мужчин» Оскара Парвиайнена. Взвизгнув, женщина кинулась спасать произведение искусства за несколько миллионов.

С этой минуты начался новый этап в сложных отношениях четы Годфри. Стивен с необычайной изобретательностью расправлялся с коллекцией изобразительного искусства своей жены. Тем временем Элисон с помощью магии превратила оранжевый «Камаро» в огромную тыкву на колесах; заставила дорогую посуду прыгать и бегать, когда мистер Годфри хотел ее взять в руки; смыла всю краску с его одежды, обновив разнообразный гардероб до серых оттенков. Она до последнего не трогала коллекцию книг, которые ее муж собирал, по всей видимости, буквально всю свою жизнь, пока одним вечером — за пару дней до истечения срока, назначенным адвокатом, не обнаружила, все этикетки на склянках с зельями перепутаны. А это были десятки, сотни флакончиков, с виду похожие на духи и косметические средства.

Задохнувшись от возмущения, Элисон вбежала в домашнюю библиотеку на первом этаже, но не увидела ничего, кроме пустых полок.

— Что-то потеряла? — насмешливо спросил голос за ее спиной. Стивен стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди. На его губах играла усмешка.

— Вижу, сегодня у кого-то было много свободного времени.

— Нужно же было чем-то заняться, пока я ждал доставку с новой одеждой и посудой. Кстати, как тебе мой свитер?

— Прекрасно. Из него выйдет отличное сырье для розжига. Куда ты дел книги? Сборники поэзии были моими.

Стивен пожал плечами.

— Продал на eBay. Не стал бы я тратить на обновления гардероба свои деньги, не так ли?

Элисон глубоко вздохнула, приказывая себе успокоиться. Затем улыбнулась своей лучшей улыбкой.

— Конечно же нет, — она пошла к выходу из библиотеки, но остановилась, чтобы сказать мужу еще пару слов. — Ты же проверил книги, прежде чем отдать их, верно? А то когда два месяца назад в нашем районе участились случаи краж я спрятала твои облигации между страниц…

Лицо Стивена вытянулось.

— Ты не…

— Удачи в поисках!

Хотя Стивен упоминал, что собирается в Чикаго, он никуда не полетел, явно беспокоясь, что за время его отсутствия Элисон стерет дом с лица Земли. Миссис Годфри, которая терпеть не могла Мальдивы, также предпочла занять оборонительную позицию. Пока им обоим есть что терять, сдаваться было нельзя.

Этим вечером Элисон передвинула диван к подвалу, в котором хранились запасы элитного алкоголя. Формально говоря, коллекция вин и виски была общая, поскольку мистер и миссис Годфри отличались схожим изысканным вкусом в алкоголе, но это не значило, что Стивен не решит отомстить. Теперь, зная о сверхъестественном происхождении мужа, Элисон не могла не задаваться вопросом, зачем вампиру изображать любовь к дорогому алкоголю, но, возможно, за этим крылся банальных азарт коллекционера.

Ее разбудил звук тела, налетевшего на стул. Элисон резко вскочила, сквозь туман сна думая, что Стивен попал в ее ловушку из невидимой мебели. Она щелкнула пальцами, зажглась люстра. И в ярко-лимонном свете Элисон увидела не своего мужа, а двоих незнакомцев в лыжных масках. От неожиданности миссис Годфри застыла на месте. Один из грабителей прижал палец к губам и поднял выше пистолет.

Элисон сделала то, что на ее месте сделала бы любая женщина, ведьма или нет.

Она закричала.

Ее крик был полон не столько страха, сколько злости, что кто-то посмел проникнуть в их с мужем особняк, да еще и когда они оба были дома. И у кого это хватило наглости?!

Сместив потоки воздуха, Элисон одним взмахом руки отбросила одного из грабителей в стену. Глаза второго округлились за лыжной маской. Он поднял дрожащую руку и прицелился в женщину.

— Не двига…

Продолжение фразы потонуло в последующем крике. Мгновенно оказавшийся рядом Стивен повалил грабителя на пол и заломил ему руки за спину. Он приоткрыл рот в оскале, обнажив длинные и острые клыки. Второй грабитель уже пришел в себя от шока и выстрелил в мистера Годфри; пуля вонзилась в пол всего в паре сантиметров от вампира. «Стивен!» —  промелькнуло в голове Элисон. Она крутанула запястьями, и пол под ногами грабителя резко исчез. С криком отчаяния мужчина взмахнул руками, пытаясь за что-то зацепиться, и провалился в подвал. Крик оборвался.

 — Спасибо, — автоматически сказал Стивен. Он обменялся взглядами с женой, и она увидела в его глазах искреннюю благодарность, пусть пули и не могли ему навредить.

— И кто же наши незваные гости? — спросила Элисон, не желая думать о своем необдуманном поступке.

Грабитель в какой-то момент потерял сознание от шока и лежал безвольной кучкой. Стивен слез с него и стянул лыжную маску. Брови Элисон взметнулись вверх, когда она узнала этого человека.

— Это многое объясняет…

***

Элисон слегка заживила переломы второго грабителя, чтобы тот не умер от внутреннего кровотечения до того, как супруги решат, что им делать дальше. Конечно, полиция вряд ли поверит в историю об исчезающем полу и мужчине с нечеловеческими клыками, но мистер и миссис Годфри были не из тех, кто прощали обиды.

— Полагаю, можно смело сказать, что это целиком и полностью твоя вина, — заметил Стивен, наблюдая, как связанные грабители с кляпами во рту нервно дергаются на стульях.

— Это еще почему? — возмутилась Элисон, пнув один из стульев. Сидящий на нем грабитель подскочил, словно его ударило током, и замер, испуганно глядя на супругов. Второй незваный гость, мистер Янг, понял намек и тоже притих.

— Это ты выбрала его для решения нашей проблемы.

— Мне его посоветовала Маргарет!

Зато теперь понятно, откуда воры знали, какие ценности и где брать. Супруги, желающие поделить имущество в свою пользу, сами все выкладывали адвокату, думая, что он сможет помочь найти лазейку в договоре купли-продажи или счетах в банке. А сколько всего можно сказать в пылу ссоры? Мистер Янг нашел способ получать максимальную выгоду из развода своих клиентов.

— Хорошо, это была моя ошибка, — согласилась Элисон, скривившись. — Признаю. Но это из-за тебя он решил, что нас не будет в городе.

Она ожидала, что Стивен возразит, но вместо этого он кивнул.

— Справедливо. Что будем делать? Вызовем полицию?

Элисон безразлично пожала плечами.

— Мне все равно. Можем убить их, или ты можешь выпить их кровь, чтобы она зря не пропадала.

Адвокат и его сообщник протестующе замычали, вытаращив глаза. Судя по бледному лицу, мистер Янг был близок к очередному обмороку.

— Я не пью кровь, — после паузы сказал Стивен. Элисон фыркнула.

— Ты вампир.

— Да, но ты знаешь, сколько отравы в крови современных людей? Антидепрессанты, стимуляторы, кофеин… Лучше уж кол в сердце. Нет, я пью только очищенную кровь. У меня договор с местной лабораторией.

Элисон почесала руку и как бы невзначай бросила:

— Я знаю, как быстро и качество очищать кровь. Но для этого нужны специальные растения, а мои запасы изрядно истощились за последнее десятилетие, — она раздраженно вздохнула. — Практически не осталось поставщиков, которые готовы пробраться вглубь тропических лесов или забраться на горный склон ради особого вида мха.

— Я могу пополнить твои запасы, — также равнодушно заметил Стивен. — У меня нет проблем с тропическими лесами и горными склонами.

Они снова посмотрели друг на друга, с чувством, которое уже давно не появлялось в их глазах.

Адвокат что-то замычал. Стивен добродушно вынул кляп.

— И почему вы вообще разводитесь? — прохрипел мистер Янг. — Вы явно хорошо друг друга дополняете. Если у вас есть проблемы, могу посоветовать вам хорошего психолога. Только отпустите меня, и я…

Стивен вернул кляп. Элисон щелкнула пальцами, и незадачливые грабители отключились, пробыв в спячке до самого приезда полиции. Супруги дали показания, выдумав правдоподобные объяснения переломам домушников и своему безупречному виду. Когда детективы и их коллеги уехали, миссис и мистер Годфри взялись за уборку, но вопрос адвоката прочно засел у них в головах.

Действительно, почему?..

***

Пару лет спустя…

— Мне нравится этот дом. Что скажешь?

Стивен окинул особняк долгим взглядом.

– Вижу следы готики и барокко. Здесь раньше снимали фильмы?

Риелторы —пара средних лет, пристраивающая особняки в Калифорнии, синхронно кивнули.

— Бывшие владельцы снимали авторское кино. Их фильм показывали на Каннском фестивале в прошлом году: психологический триллер про вампиров и ведьм, качественные спецэффекты, приятный музыкальный ряд.

— Мило, — сказала Элисон, поправляя кроваво-красную штору из тяжелой ткани.  — Создает необычную… атмосферу.

— Не то, к чему я привык, — согласился Стивен. — Но разнообразие еще никого не убивало. Мы берем его.

Риелтор хлопнула в ладоши.

— Отлично! Если вы готовы внести всю сумму сразу…

— Кстати, о сумме, — перебила женщину Элисон, зашторивая окно. —  Цена слишком высока. Этот дом столько не стоит, уж поверьте супругам, которые повидали за свою жизнь немало особняков. Нам прекрасно известно, что он построен с нарушениями и может в любой момент рухнуть. К счастью, это исколько не мешает нашим планам, а отдаленность от города и отсутствие соседей нам только на руку. Так что мы готовы пойти вам на встречу и освободить вас от этого мертвого груза совершенно бесплатно!

Мужчина поперхнулся, но быстро взял себя в руки и выдавил улыбку.

— Прошу прощения, но мы не можем сделать для вас такую щедрую скидку.

— О, нет, вы не поняли, — поспешно исправилась миссис Годфри, подходя ближе. В ее руках вспыхнули огненные шары; Стивен широко улыбнулся риелторам, обнажая острые клыки. — У вас не особо есть выбор…